Профильные специалисты по уголовным и гражданским делам ответят на все ваши вопросы - звоните 932-43-57 СПб.


Помощь адвоката в Санкт- Петербурге                                           
(812) 932-43-57
(812) 290-76-91   
       с 08-00 до 22-00

151119_pic1.jpeg Говоря о сложившейся судебной практике на местах, нельзя не сказать о несовершенстве российского уголовного и административного судопроизводства.
 
 Ошибки, допускаемые органами дознания, следствия и судами, ведущие к незаконному задержанию, аресту, осуждению граждан обусловлены множеством причин.
 
Общий порок этой системы:- отсутствия уважения к правам и судьбам граждан, создание на этой почве видимого благополучия в ведомствах , формализм, полная и беспрекословная зависимость от вышестоящего, отсутствие единства в понимании и правильном применении закона, его произвольное толкование и применение, низкий профессионализм, игнорирование инакомыслящих, хамство и грубость , безнаказанность.

 
  Попадая в эти жернова, оступившийся человек выглядит растерянным, беспомощным униженным и бесправным. Его понятия и устоявшиеся общечеловеческие ценности в этих условиях оказывается ничего не стоят и ничего не значат, и с гораздо большим успехом и эффективностью их подменяют лжесвидетельства, изворотливость ложь и предательство. Происходят запоздалые реальные понимание и цена государственно- декларированных прав и свобод. Человеческая подлость становится инструментом в борьбе за выживание и свободу. Но что самое страшное- вся эта система не противится этому, а равнодушно потакает и поощряет эти животные инстинкты, калеча тем самым души и судьбы. Попавший в эту систему человек -наивное дитя, которому нет веры, суждением и мнением которого никто не интересуется и с ним не считается, за него все продумали и порешали по своим понятиям. Хочешь выжить-меньше рассуждай и больше слушай, -вот тот рефрен, который звучит во всех интерпретациях и на всех уровнях, начиная от первого знакомства с милиционером и до озвучив ания приговора.
 
Слагаемые этой системы- правоохранительные органы прокуратура и суды должны в принципе иметь общие задачи- охранять права человека на всех стадиях расследования в рамках строжайшего соблюдения закона. Но это благие пожелания, на практике же, человек попавший в беду, остается один против этой организованной структуры, на которого еще сейчас взвалили и обязанность доказывать свою невиновность. Хорошо если у него имеются доказательства-свидетели, документы и пр. Гораздо страшнее тогда, когда кроме его показаний ничего больше нет, т.е. нет прямых элементов алиби, тогда косвенные приводимые им доказательства могут быть не приняты во внимание, а его показания целиком будут расценены как способ уклонения от ответственности. И если это мнение прозвучало на начальной стадии и получило поддержку прокурора, тогда все остальное мало будет иметь значение и судебное разбирательство превратится в пустую формальность. А если перед судом все-таки встанет вопрос об оправдании подсудимого-это будет расцениваться как чрезвычайн ое происшествие, которое очень редко можно наблюдать в современном Российском судопроизводстве. Напротив, на телевидении судьи каждый день оглашают оправдательные приговоры, создавая ложное представление у телезрителей об объективности и непредвзятости уголовного производства.
 
О формализме и закостенелости системы, ее безразличия к людским судьбам может служить примером следующие случаи:
 
 Молодые супруги С. приехали в г. Санкт-Петербург отдохнуть и посмотреть город. Остановились у своего земляка Л. на квартире. Зная, что у прибывших в гости имеются деньги, Л. попросил взаймы 50000 рублей на 5 дней. Прошло время-денег нет. Супруг начал нервничать и поругавшись с хозяином молодые ушли на квартиру. Примерно через месяц, когда кончились деньги и надо было уезжать, С., вместе с знакомым Д. пришли к Л. забрать оставшиеся вещи и долг. Хозяин встретил их недружелюбно. Произошла ссора, в ходе которой сожительница Л. намеренно вызвала милицию. Друзья забрали паспорт хозяина и мобильный телефон в залог до возврата долга и ушли. Приехавшим же работникам милиции Л. написал заявление о том, что неизвестные пришли к нему в дом, вымогали деньги, ограбили и скрылись. Без достаточной проверки, Выборгским УВД было возбуждено уголовное дело и объявлен розыск «грабителей». По договоренности с милицией Л. позвонил С., предложил придти и забрать долг. Когда С. появился в квартире , то немедленно был задержан и впос ледствии арестован вместе со своим приятелем Д. И хотя следователь убедился в оговоре и им был достоверно установлен невозвратный долг хозяина квартиры, по настоянию вышестоящих умников обвинение обоим было предъявлено в ограблении (?!) и дело было направлено в суд. Понадобилось 4 месяца нашему адвокату, чтобы доказать невиновность С.и Д. в инкриминируемых им преступлениях, при этом в жалобах обращалось внимание органов следствия на то, что согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, захват имущества должника в счет обеспечения долга не является уголовно-наказуемым деянием. Наконец, на 6 месяц ареста судом был найден спасительный ход: по заявлению»потерпевшего» дело было прекращено за «примирением сторон»- оба приятеля были освобождены судом из под стражи и дело прекращено производством.
 
7989.jpg Отсидев таким образом 5 месяцев в тюрьме, супруг так эти деньги назад и не получил, а лжепотерпевший избавился от долга. Разумеется, никто перед невинно обвиненными извиняться не собирался, а уж о реабилитации невиновных не могло быть и речи.
 

 Г.в магазине украл 2 банки кофе, стоимостью 350 рублей, спрятал под куртку, но был остановлен на выходе охраной, задержан и впоследствии Калининским судом арестован по обвинению … в грабеже (?!).., хотя остановлен он был сразу, не оказывал сопротивления, тут же признался, но был доставлен в ОВД и впоследствии арестован. Никто из охраны не подтверждал оказания сопротивления при задержании Г.
 Следователь видел, что никакого насилия со стороны подозреваемого не было, стало быть, это чистейшая кража, и собирался правильно квалифицировать его действия. Но вдруг, по истечении 2-х месяцев ареста выяснилось, что принят закон, уменьшающий ответственность за мелкое хищение и по этому закону уголовно-наказуемой кражей признается хищение, стоимостью более 1000 рублей, а значит дело надо прекращать и арестованного освобождать. Но не тут то было! Что значит освободить? Для чего мы его арестовали! ..возмущались прокуроры и начальники. Следователю запретили переквалифицировать действия Г. на кражу или административное правонарушение и под давлением он вынужден был предъявить обвинение по грабежу и направить дело в суд.
 На 6-й месяц ареста суд, за отсутствием каких-либо доказательств, прекратил дело по грабежу и краже за отсутствием состава преступления и освободил обвиняемого из-под стражи.


 Неистребима фантазия у работников милиции ради раскрытия тяжкого преступления, взваливать «висячие» преступления на малолетних, несовершеннолетних, рецидивистов, невменяемых, алкоголиков и пр. По большинству случаев, за отсутствием доказательств, раскрываются они либо при «явке с повинной», что является у нас достаточным доказательством вины, либо путем подставных свидетелей.
 

197.jpg  В одном из городов области, на привокзальной площади, была совершена кража мобильных телефонов. При проникновении через крышу, звуки взлома услышал сторож, а когда появился, преступники бросились с мешком наутек. Сторожу удалось догнать одного из них, но тот сумел вывернуться и убежать. Было темно и сторож с трудом мог описать преступника. Прошло время, преступление оставалось нераскрытым, собственник магазина писал жалобы. Наконец работниками милиции был задержан неоднократно судимый алкоголик В. При задержании, сторожу магазина внушили, что, по оперативным данным В. и является тем лицом, который совершил кражу. Было произведено опознание, на котором, не без помощи работников милиции, сторож «опознал» В. и пояснил, что именно его он пытался задержать после кражи.
 В. вменили кражу в особо крупном размере, все показания его родственников о том, что он в это время находился в другом месте, не воспринимались следователем и с этим обвинением дело было направлено в суд.
 
В судебном заседании, под давлением адвоката и правильно построенном допросе сторожа, последний стал путаться в показаниях а затем и вовсе пояснил, что показать на подсудимого ему рекомендовали работники милиции. Таким образом, главное доказательство вины было опорочено и суд был вынужден признать его не име ющим юридической силы. Не помогли и вызванные на допрос понятые и работник, проводивший опознание. Суд объявил долгий перерыв, по окончании которого вынужден был прекратить дело за недоказанностью обвинения.
 
 По этому же делу, работниками милиции в доме, где проживал В., был произведен обыск, в ходе которого в кармане куртки был обнаружен упакованный порошок марихуаны Было возбуждено еще одно дело в отношении его за незаконное хранение наркотика. При детальном разборе производства обыска с участием адвоката выяснилось, что куртка, в кармане которой обнаружен порошок принадлежит не ему , а его престарелой бабушке. Сконфуженными работниками милиции дело было выделено в отдельное производство и «тихой сапой» прекращено, а «блестящая операция» по оправданию ареста сорвалась из-за невнимательности работников милиции.
 
 Надо ли много ума, чтобы предположить, какие нарушения закона производятся в административном судопроизводстве, где, не только должностные лица, но и мировые судьи вообще не слышат оправданий «подозреваемых». В особенности это касается дел о лишении водительских прав. У мировых судей дела подобной категории поставлены на поток, а все судебное производство «скоро на руку». Основным, и в подавляющих случаях, единственным доказательством вины подсудимого, судьи признают постановление об административном правонарушении, составленное работником ГИБДД. Никакие иные доводы против такого «железного» доказательства судьи более не приемлют.
 
Если сравнивать административное и уголовное судопроизводство, имеющими кстати одинаковые принципы, то получается, что районному суду надо принимать ..обвинительный акт, составленный следователем, в качестве доказательства вины обвиняемого и этим же и ограничиваться.

 Выглядит это абсурдным и недопустимым, между тем как в административных делах этот же обвинительный акт,, читай, постановление об административном правонарушении, составленное работником ГИБДД и представленное на суд, а точнее мнение милиционера, всегда является главным и основным доказательством вины водителя. А если еще быть точнее и конкретнее ,то и получается сплошное беззаконие в административном производстве, а роль судей сведена только к канцелярскому дооформлению материалов. Эту роль судей работники ГИБДД хорошо усвоили и никогда не стремятся приводить суду какие-либо доказательства. Сойдет и так. Они убеждены, что
 их волеизъявление в суде непререкаемо. На чем основано их мнение- неважно, хотя истинную цену этого мнения знают все водители.

 Если же оценка происшествия работника ГИБДД не вписывается в здравый смысл, то судья, « вытаскивая дело», может добавить и свои домыслы, доходящие иной раз до смешного.

 С. собираясь на кладбище на могилу отца, не справляясь с эмоциями, приняла сильнодействующие успокаивающее лекарственные средства и попросила своего знакомого отвезти ее на кладбище.
 Утром она передала пришедшему с дежурства приятелю ключи от своей машины, выйдя из квартиры села на заднее сиденье и вдвоем поехали во Всеволожский район. По дороге машина была остановлена, водитель освидетельствован и лишен водительских прав за управление машиной в легкой степени опьянения.

 Одновременно, работники ГИБДД огульно и бездоказательно обвинили С. в передаче управления пьяному водителю.

 Мировой судья также усмотрел в действиях С. признаки правонарушения, предусмотренные ст. 12.8.ч.2 КоАП РФ и лишил ее права управления транспортными средствами сроком на 1год и шесть месяцев.

 Не обладая какими-либо доказательствами вины подсудимой, судья предположил, что поскольку Л. и водитель ранее были в близких отношениях, то не исключено , что в момент поездки они могли целоваться и С. при этом должна была почувствовать запах алкоголя.

 Это нелепое предположение не было принято во внимание Всеволожским районным судом и по ходатайству нашего адвоката дело было прекращено, а водительские права возвращены.

 Приведенная часть примеров должна убедить наших читателей: не надо ждать в одиночку милостей от действующей правоохранительной системы, а активно противодействовать случаям беззакония и правового хамства, привлекая для защиты своих прав опытных адвокатов.

ВАШ АДВОКАТ:



Ваш адвокат: Милявин Александр Гаврилович
тел: 932-43-57 СПб.
Звоните.

Яндекс.Метрика

КОНТАКТЫ В СОЦ-СЕТЯХ

Scroll to top